Юлдаш. Вести
+22 °С
Облачно
75 лет Победы
Все новости
День Победы
6 Мая , 12:00

Отважный партизан

В распоряжении редакции оказалась эта фотография. Её в интернете недавно отыскали внуки и правнучка командира взвода партизанского отряда Магданура Гильфанова. Он – крайний справа с немецким автоматом наперевес, с подсумком для магазинов с патронами и гранатой в левой руке. Его военная биография овеяна бесстрашными подвигами. Он стал героем в жизни и героем нескольких книг. О нём известным писателем Леонидом Леоновым опубликован очерк в «Правде» - главной газете советской страны. В нём рассказывалось, как Гильфанов отбил у врага обоз, состоящий из нескольких телег с продовольствием, и тем самым спас отряд от голода, как вырвался от карателей, когда ходил за «языком», как вычислил в отряде предателя, который должен был убить командира отряда Ивана Шлапакова.Обратим внимание на надписи под фото. Пахно Л.И., скорее украинец, Бадин М.И. – русский, Гильфанов М.Г. – известное дело, татарин. Они вместе воевали с фашизмом. Ни на какие мысли это сегодня не наводит?..К сожалению, Магданура Гильфановича сейчас нет с нами. Его дети, внуки бережно чтят память ветерана.Сегодня мы публикуем очерк о бесстрашном нашем земляке. Он был напечатан в нашей газете 1 марта 1988 года.

Отважный партизан
Отважный партизан

Его волосы не растреплет даже самый сильный ветер, его глаза не сомкнутся от лучей неистового солнца, он простоит неустанно годы, века, вот так, устремлённый вперёд, застывший в движении, в котором зримо угадывается сила и уверенность в завтрашнем дне. А грядущий день он всегда увязывал с Победой.
Стоял у пьедестала памятника юному партизану Герою Советского Союза Володе Куриленко, установленного в самом центре Смоленска. Слушал рассказы смолян-экскурсоводов и не думал, не гадал, что хоть и редко сюда приезжает мой земляк, бережно кладёт к подножию памятника алые гвоздики, отдавая дань памяти и уважения своему вечно восемнадцатилетнему другу-партизану. И каждый такой приезд, встреча с товарищами по оружию заставляют вспоминать былые огненные годы, через которые пришлось прошагать старшему поколению, пережившему самую чудовищную в истории человечества войну.
Журналистская судьба свела меня с Магдануром Гильфановичем Гильфановым в его просто обставленной, но очень уютной квартире в рабочем посёлке Дюртюли. До встречи узнал многое о его дивной и в то же время обычной для военного поколения судьбе. Разговор поначалу не клеился. Люди, пережившие на своём веку тот страшный кошмар войны, отдавшие свою кровь, молодость, красоту ради Победы, как правило не любят говорить о войне – слишком тяжёлой и жуткой была она, и бередить сердце воспоминаниями – все равно, что заново прожить этот ужас.
…Немногим более месяца прошло с тех пор, как призвали парня из деревни Верхнеалькашево Магданура Гильфанова в ряды Красной Армии. Служба давалась легко. Смекалистый, приученный с малых лет к труду, порою изнурительному, тяжёлому, с весёлым нравом он быстро осваивал боевую науку. Вначале трудновато давалась строевая подготовка. Шутил:
- Вот, батька, второй раз ходить учусь. В детстве ходить учился, держась за подол матери. А теперь командиры заставляют шагать строевым «выше ногу, шире шаг!».
Служба шла. Но чувствовалось напряжение, какая-то натянутость. Всё чаще в разговорах командиров повторялось одно и то же слово – война. И 22 июня 1941 года – день, ставший впоследствии всеобщим днём скорби – известил о неотвратимости войны. Дивизия, в которой служил Магданур связистом, дала первый бой под Оршей и потерпела неудачу. Окружение. Может ли быть участь горше для солдата, чем быть пленённым? «Нет, меня голыми руками не возьмёшь», - решил Магданур. Вот и друзей растерял, кто погиб, кто канул неизвестно куда. Были утраты, отчаяние, но и была великая обида за то, что такой крепкий, а сделать ничего не может. А дело тогда было одно – бить врага.
Топи, болота, леса, нет конца и края. Но что? Тоска засела. Ноет в груди. Неужели безысходность настигла тебя, солдат?
Однажды подобрал в кустах бумажку. «Товарищи, красноармейцы, командиры и политработники, попавшие в окружение! – обращалась листовка. – Перед вами два выхода: либо переходить линию фронта, либо поднимать народ на партизанскую войну в тылу врага!
Главное политическое управление Красной Армии».
Значит, ты не одинок в этих безмолвных лесах. Выходит, не тебя одного постигла такая страшная участь. Но где она, линия фронта, если не слышно канонады боя? Фронт откатился далеко. «Нужно найти своих, а там видно будет», - решил Магданур.
Как-то наткнулся на двоих окруженцев. Познакомились: Яков Ефремов, крещённый также в бою под Оршей, раненный на станции Гусино, тонувший в Днепре под Смоленском; Кузнецов вступил в бой под Витебском, но не совсем удачно получилось. Окружение.
Выработали программу: мстить врагу. Но как это сделать? Помог случай, который свёл их с командиром Красной Армии, старшим лейтенантом Иваном Шлапаковым. Он вселил уверенность: будем создавать партизанский отряд! Вот так в глухом смоленском лесу сплачивался отряд народных мстителей. Отряд рос быстро.
На всю жизнь запомнил Магданур Гильфанович тот день, когда за командиром многоголосый строй принимал присягу:
«Я, гражданин великого Советского Союза, верный сын своего героического народа, клянусь, что не выпущу из рук оружия, пока последний фашист на нашей земле не будет уничтожен…
Если же по своей слабости или по злому умыслу я нарушу мою торжественную клятву, то пусть я погибну позорной смертью от рук своих же товарищей…».
Вот такие суровые слова звучали в этот день. Они стали смыслом, законом партизанского уклада, призывом к великой мести.
А сейчас сидит передо мной бывший партизан, в воспоминаниях морща лоб, давно изреженный глубокими складками. Рассказ его непоследовательный, обрывистый. Он рассказывает самое яркое, что врезалось в память. И всё-таки больше о судьбе этого человека, хватившего горя с лихвой, узнал не от него самого, а из книг. Да, он один из главных героев целых трёх документальных повестей.
Вот, к примеру, что пишет Водопьянов в книге «Взрыв на заре»:
«… Этот молодой, коренастый татарин с широким, скуластым лицом, на котором блестели тёмные, смешливые глаза, прошёл горький путь отступления от западной границы до Смоленщины и попал со своей частью в окружение. Молодой ефрейтор нашёл Шлапакова, когда тот только начинал собирать свой отряд. Гильфанова все звали Мишей или Магомедом, хотя настоящее его имя было Магданур…».
Или вот отрывок из другой книги «Когда гнев обжигает сердца». Автор её Николай Казаков:
«Магданур вытащил из шалаша на поляну грузный мешок с какой–то кладью. Разорвав бечёвку, он, к удивлению всех партизан, вынул полный комплект сапожного инструмента.
- А мы думали, что ты, Миша, мешок сала принёс! – по-приятельски толкнув Магданура в бок и лукаво прищурив левый глаз под выцветшей бровью, произнёс Яков Ефимов, впервые назвав солдата – татарина русским именем…».
А вот другой эпизод из той же книги:
«Вдруг Магданур Гильфанов вскрикнул, будто его кто-то ужалил:
- Идут!
Действительно, по большаку катилось длинное облако пыли. Пригляделись – колонна гитлеровцев.
- Ну вот, господа, мы шли искать вас, а вы сами к нам под прицел идёте, - проговорил Магданур, вглядываясь вдаль, выбирая себе цель.
- Тяпнем, а? – сказал Ваня Даниленков.
- Тяпнуть, Христосик, слов нет, надо, - произнёс Ваня Минчеков и почесал затылок. – Только с умом надо… Их много.
- Ну что ж, тяпнуть так тяпнуть, - заключает Магданур. – Христосик, ты разряжаешь два диска по всей колонне. Я гранатой дам по её башке. В ты, Минчеков, руби по хвосту. Сразу после обстрела – в лес! Быстро, без оглядки.
Залегли партизаны. В который раз вот так охотятся они на большаках, а все, поди же, волнуются. Вот уж голова колонны миновала засаду. Взрыв! Магданур удачно бросил гранату. Тотчас затрещали пулемёты, поливая противников свинцовым градом. Пало уже десятка три гитлеровцев, остальные в панике: кто бежит, сломя голову, в поле, кто падает в кювет и, как страус, прячет голову. Но партизанские пули настигают врага везде.
- Отбой! – кричит минут через десять Магданур и бросается в лес, увлекая за собой боевых друзей.
Они были уже в чаще, когда фашисты опомнились и открыли стрельбу. Но это был скорее салют по покойникам, чем ответный огонь».
Тепло пишет о нашем земляке в своей книге «Мой сын Володя Куриленко» мать Героя Советского Союза Зинаида Куриленко. Ведь Магданура с её сыном связывало партизанское братство. Не раз и не дважды они спасли друг друга, казалось бы, от неминуемой смерти.
Но обратим своё внимание к страницам книги (заметим, партизанский отряд к описываемому времени вырос в бригаду).
«А почему Магданур не вернулся, - спросил комбриг после минутного молчания.
- Магданур тяжело ранен. Со своим взводом атаковал противника силою до трёхсот человек. Разогнал их, как зайцев… Был несколько раз ранен и всё же не покинул поле боя. Отправили мы его на Большую землю.
- Смельчак, сорвиголова, молодец! – проговорил Шлапаков, поглядывая на часы…»
Потом был госпиталь в Горьком. Мало-помалу выздоравливал. Рассказывает Магданур Гильфанович:
- И вот однажды получаю приглашение в Москву. И некуда-нибудь, а в сам Кремль. «Для получения правительственной награды», - объяснили мне. Волновался страшно. Честно говоря, ни о какой награде я и не думал. Мало ли таких, как я, партизан в лесах?». И вот в марте 1953 года вместе с другими военными из различных фронтов прямо из рук Михаила Ивановича Калинина получил орден Боевого Красного Знамени. Эти минуты я запомнил на всю жизнь.
В семейном архиве Магданура Гильфановича сохранилась фотокарточка, где Всесоюзный староста, как называли Калинина, запечатлён в кругу удостоенных правительственных наград.
После ранения отважного партизана списали, что называется, под чистую. Признали негодным для строевой службы. Демобилизовавшись, Магданур Гильфанович Гильфанов работал в колхозе, а затем многие годы трудился в НГДУ «Чекмагушнефть».
Как-то много лет тому назад разыскало партизана письмо командира Ивана Романовича Шлапакова. Началась переписка, тёплая, дружеская, наполненная воспоминаниями. Затем были встречи с товарищами по оружию. Но вдруг переписка оборвалась. Иван Романович замолчал. А когда один из сыновей Магданура Гильфановича побывал в Горьком, где жил командир, в живых его не застал. Вот так время безжалостно вырывает из наших рядов живых свидетелей тех грозных лет.
… Магданур Гильфанович изредка приезжает в Смоленск поклониться памяти Володи Куриленко.
… На пьедестал ложатся живые цветы, как символ живой памяти…

Хамит Набиев

Автор:
Читайте нас в