Юлдаш. Вести
-5 °С
Облачно
Все новости
Служу отчизне
24 Февраля 2022, 15:30

На земле, на воде и под водой

У пацанов, родившихся в послевоенное десятилетие, любимой игрой была игра в войну. Книжки мы читали тоже про войну, не пропускали ни одного фильма на военную тематику.

На земле, на воде и под водой
На земле, на воде и под водой

Когда же подрастали и наступала пора решать, кем быть, почти каждый второй хотел быть военным.
С детских лет мечтал стать военным и Виль Шайдуллин. И непременно моряком. Потому что среди родственников, знакомых было много тех, кто отслужил на флоте. Их рассказы о морской романтике не могли оставить равнодушным юное сердце.
Кандидатов для поступления в военные училища отбирал военный комиссариат уже с февраля месяца. Готовили личное дело кандидата и строго, согласно разнарядке республиканского комиссариата направляли в училища.
В год окончания школы Вилю не повезло, не было разнарядки для поступления в военно-морское училище. Тогда он решил попытаться поступить в училище уже со службы. Тем более, что поступающим срочникам предоставлялись льготы внеконкурсного зачисления.
Однако судьба как будто проверяла его на прочность. В ходе осеннего призыва опять вышла осечка. Команду морских пограничников, куда Виль был зачислен, вернули из Уфы обратно, в связи с перебором призывников.
В феврале следующего года, помня его желание быть военным, полковник Мусавир Гилязов, тогдашний военком, пригласил его к себе. В ходе беседы разъяснил, что в полученной разнарядке военно-морские училища опять отсутствуют. Предложил поступать в Свердловское высшее военно-политическое танково-артиллерийское училище. Добавил, что после окончания Свердловского училища он сможет служить и в частях Военно-морского флота.
Посоветовавшись с родителями, Виль внял советам военного комиссара, после выпускных экзаменов поехал в г. Свердловск. Кандидатов для поступления в это училище из республики набралось больше 20 человек. Поступили только пятеро. Среди них был и Виль Шайдуллин.
После зачисления в училище перед первокурсниками выступил начальник училища генерал-майор Борис Павлович Уткин. Это был крепкий мужчина, среднего роста с приятным голосом. Он рассказал свою автобиографию. Оказалось, он тоже начинал офицерскую карьеру с артиллерийского училища перед войной. Впоследствии же он стал генерал-полковником, заместителем начальника Главного Политуправления Советской армии и Военно-морского флота.
Затем началась учёба. Дни за днями, недели за неделями, за неделями месяцы. Нельзя сказать, что учеба была легкой. Нашлись среди первокурсников и те, кто не выдержал первых испытаний, дал задний ход, ушел из училища. Кто-то был слаб физически, а кто-то был слаб духом.
Родился Виль в селе Дюртюли морозным январским днем 1952 года.
Отец служил тогда участковым инспектором, мать работала в системе районного потребительского общества продавцом.
Вскоре отца направили на один из сложных участков района – Ангасяковский сельсовет, куда входил десяток деревень. Работа по поддержанию общественного порядка требовала от отца больших усилий и времени. Он всегда был в разъездах по территории сельского совета, появлялся дома уже затемно. У матери тоже дел было невпроворот. Работа по домашнему хозяйству в основном легла на плечи Виля, как старшего из детей в семье. Наколоть дрова, натаскать воды из колодца, напоить скотину, обновить соломенную подстилку в сарае и так далее. К тому же за сестренкой и братиком присмотреть.
Всю эту жизненную школу Виль познал ещё будучи подростком.
Отец, участник Великой Отечественной войны, был строгим не только на работе, дома тоже требовал порядка. Учил этому детей с детства.
После окончания 5 класса родители решили перевести старшего сына в районный центр для дальнейшего обучения в средней школе №2. Вдали от родителей тоже было нелегко.
Учёба в училище была очень интересной и увлекательной. Среди преподавателей было немало тех, кто участвовал в Великой Отечественной войне. Они часто приводили примеры боевых будней артиллеристов, о которых нельзя было прочитать в книгах. С наступлением летних месяцев курсанты выезжали в лагеря. Там проводились практическое изучение техники, орудий, их обслуживание и стрельбы. Так, пролетели 4 года учёбы.
Незадолго до окончания училища Виль узнал, что выпускников будут распределять не только в сухопутные войска. Небольшая часть выпускников ежегодно направлялась для службы в составе военно-морского флота.
Для себя он давно уже решил, во что бы то ни стало добиться направления именно в состав береговых ракетно-артиллерийских войск.
Он уже представлял себе, как появится на улицах родного посёлка в парадной форме одежды морского офицера, да ещё с кортиком, как восхищённые взгляды подростков и юношей будут провожать его вслед.
В назначенный день, после выпуска из училища и положенного отпуска, лейтенант Виль Шайдуллин прибыл в отдел кадров Политуправления Дважды Краснознаменного Балтийского флота в г. Калининграде. Принял его один из офицеров отдела в звании капитана II ранга. На его вопрос, почему Виль попросился на флот, ответил, что хотел бы служить в береговых ракетно-артиллерийских войсках.
Тогда кадровик сказал, что в первую очередь молодыми кадрами комплектуются корабли плавсостава и добавил:
- Учитывая то, что вы по образованию артиллерист, мы направляем вас в артиллерийскую боевую часть артиллерийского корабля – на крейсер «Свердлов».
После таких слов кадровика странное чувство охватило молодого лейтенанта. Подумалось, вырос в колхозе им. Свердлова, учился в городе Свердловск и вот теперь служить надлежало на крейсере «Свердлов».
Крейсер «Свердлов», как флагманский корабль, базировался в городе Балтийске. Это была махина с мощным артиллерийским вооружением: 12 стволов 150 мм главного калибра, 12 стволов 100 мм универсального калибра, в добавок ко всему зенитные орудия и торпедные аппараты – всё это вызывало восхищение и гордость у каждого, кто вступал на палубу крейсера. Размеры корабля как два футбольных поля, высота от киля до клотика 58 метров заставляли новичков впадать в некоторое оцепенение.
Командовал крейсером капитан I ранга Валентин Сергеевич Колондырец, впоследствии контр-адмирал, начальник отдела организации и устроиства службы флота.
Лейтенант Виль Шайдуллин, назначенный заместителем командира дивизиона универсального калибра, как и все прибывшие молодые офицеры, с первых дней окунулся в изучение устройства корабля, приёмам борьбы за живучесть, флотских терминов и их значения.
Как офицеру, закончившему сухопутное училище, ему приходилось труднее, чем другим. Однако, на любом корабле существует неписаный закон: помогать новичкам в изучении устройства корабля. На флоте, как нигде больше, судьба экипажа зависит от каждого. Поэтому в скорейшем становлении каждого члена экипажа заинтересован весь коллектив, от матроса до командира корабля.
Не осталось без внимания руководства корабля и хорошая строевая подготовка молодого лейтенанта. Уже через год службы лейтенант Виль Нуруллович был назначен нештатным начальником почетного караула крейсера. За четыре года службы на крейсере, молодому офицеру в составе почетного караула посчастливилось встречать таких легендарных военачальников маршала Советского союза В.Г. Куликова, первого заместителя министра обороны СССР, маршала Советского Союза Н.В Огаркова. начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, начальника Главного штаба ВМФ СССР адмирала флота Н.Д. Сергеева.
Куръёзный случай произошёл при встрече маршала Советского Союза В.Г Куликова. Дело было глубокой осенью. Крейсер стоял у пирса, а неподалеку росли высокие деревья, на которых сидела огромная стая грачей. Маршала сопровождала солидная группа генералов, адмиралов и старших офицеров.
Когда группа подошла к трапу корабля, лейтенант Виль Шайдуллин согласно уставу громко скомандовал «Смирно!». Стая грачей, как по команде, резко взлетела вверх и также громко и дружно закаркала.
Маршал остановился, посмотрел на стаю грачей и, обращаясь к сопровождающим, сказал:
- Посмотрите! Даже птицы понимают флотские команды.Это вызвало дружный смех и улыбки присутствующих.
На флоте бытует мнение, что тому, кто прослужил на крейсере три года, на флоте уже ничего не страшно.
Нашему земляку выпала честь прослужить на КР «Свердлов» четыре года. За время службы на крейсере принимал участие в морских учениях Сил Варшавского Договора 1976 года, посетил с дружественным визитом г. Бордо во Франции.
На праздновании Дня ВМФ крейсер «Свердлов», как флагман флота, всегда был в авангарде на параде кораблей на Неве.
Экипаж крейсера был очень дружный, все артиллерийские стрельбы главным калибром, универсальным калибром по надводным и береговым целям выполняли всегда успешно. Неоднократно завоевывали переходящие призы командующего флотом.
После 4-х лет службы на крейсере корабль был поставлен на консервацию. Старший лейтенант Виль Шайдуллин был назначен в отдельный артиллерийский дивизион Белостокской гвардейской 336 бригады морской пехоты. На этой должности он провёл два незабываемых года. Проходя службу в морской пехоте, участвовал в учениях, десантировался даже с вертолёта. На всю жизнь остались воспоминания и об участии в составе сводного полка морской пехоты в параде на Красной площади в 1981 году.
Во время службы в морской пехоте подоспело и очередное воинское звание капитан-лейтенант.
После службы в бригаде морской пехоты суждено было нашему земляку освоить ещё и корабли на воздушной подушке.
Осенью 1981 года, получив приказ о назначении заместителем командира дивизиона малых десантных кораблей на воздушной подушке, убыл к новому месту службы. По прибытии в часть представился командиру дивизиона капитану III ранга Б.В. Макову.
В тот же день решил ознакомиться с техникой.
На бетонной площадке стояли 6 единиц малых десантных кораблей под названием «Джейраны». Каждый из них был способен взять на борт 3-4 плавающих танка, до 200 человек десанта и со скоростью более 60 км/час по команде устремиться к месту высадки десанта на необорудованное побережье, занятое противником. Хоть и назывались они малыми кораблями, вблизи выглядели достаточно внушительно: длина 45 , ширина 20 и высота 21 метр. «Настоящие исполины»,- подумал Виль Шайдуллин, ознакомившись с техникой.
Основная задача дивизиона состояла в успешной высадке десанта, без поломок и выхода из строя техники, без травматизма и гибели личного состава.
Через два года капитан-лейтенант Виль Шайдуллин был переведён на новое место службы, в дивизион поисково-спасательных судов. Место дислокации – г. Либава, Латвия .
Служба в дивизионе поисково-спасательных судов подводных лодок была непростой и по-своему интересной. План боевой подготовки – закон для плавсостава. Выход в море для решения учебно-боевых задач, это непраздная прогулка, а очень серьёзная и ответственная работа всего личного состава. С первых дней пребывания на новой должности капитан-лейтенант Виль Шайдуллин стремился в кратчайший срок познать все тонкости и особенности выполняемых дивизионом задач. С этой целью не пропускал возможности выйти в море, чтобы лично присутствовать во всех учениях.
Для спасателей было важно всё: в кратчайшее время, невзирая на погодные условия, прибыть в район бедствия подводной лодки обнаружить её, организовать спуски водолазов-глубоководников.
Постоянные тренировки водолазов, прохождение барокамеры, проверка их здоровья, определение морально-психологического состояния перед спуском, создание позитивного настроя в коллективе – всё это основы успешного решения задач в море.
Не менее важной частью работы замполита является организация досуга личного состава в море. Не ограничиваясь только настольными играми, он организовывал соревнования на быстроту одевания водолазных костюмов, по ловле рыбы. Это соревнование нравилось морякам больше всего. Да и выгода была двойная: всю добычу сдавали на камбуз, а коки творили чудеса.
Главный экзамен для дивизиона спасателей наступал в летний период обучения. Это ежегодные практические учения по спасению личного состава дизельной подводный лодки, терпящей бедствие. Спасательное судно подходило к точке, обнаруживало подлодку и устанавливало двустороннюю устойчивую связь. Затем водолазы цепляли трос от спасательного судна за гак (стальной крюк, прикрепленный к концу тросов и цепей, служащий для подъема шлюпок, груза и для буксировки) на кормовой комингс-площадке подводной лодки. По этому тросу спускался колокол. После того как он герметично пристыковывался к площадке лодки, в нём выравнивалось давление. Только тогда подводники, открыв люк, поднимались в колокол.
Все эти действия отрабатывались досконально и до мельчайших деталей, чтобы не допустить аварий и гибели людей.
Во время службы в дивизионе спасательных судов Виль Шайдуллин был удостоин воинского звания «капитан III ранга».
Ещё через два года предстояло очередное назначение и перемена места службы. На этот раз на другой флот.
Служба на Краснознаменном Cеверном флоте началась в дивизионе судов обеспечения боевой подготовки атомных подводных лодок.
Суда находились на разных базах Северного флота. Чтобы быть в курсе какая атмосфера в коллективах, морально-психологическое состояние, обеспеченность личного состава довольствием, требовалось постоянно ездить с одной базы на другую. На каждом судне были командиры и замполиты, которым также требовалось оказать помощь в мобилизации личного состава для качественного решения поставленных задач.
Несмотря на удаленность кораблей друг от друга, энергичному замполиту удалось в короткие сроки найти необходимые формы и методы работы с личным составом дивизиона. Массовые мероприятия для всего дивизиона проводились методом доставки на катерах делегаций с каждого судна.
В летне-осенний период, когда стояли полярные дни, организовывались походы на сопки за черникой, брусникой, грибами. Это тоже было хорошим дополнением к питанию экипажей. Личный состав охотно принимал участие в таких мероприятиях. Вошло в традицию и проведение конкурса на лучший праздник «Нептуна» на судах.
Продуманная организация досуга личного состава вносила хороший настрой в службе в суровых условиях Крайнего Cевера.
Через два года капитан III ранга Виль Шайдуллин был направлен на вышестоящую должность, стал замполитом технического экипажа атомной подводной лодки.
Личный состав технического экипажа специфический. Здесь большая смена и текучесть кадров, что требует особых форм работы замполита с каждым членом экипажа.
Основные задачи технического экипажа заключаются в оказании помощи основному составу атомной подводной лодки в приведении материальной части в порядок, организации службы противодиверсионных сил и средств, пополнении экипажей квалифицированным личным составом.
Через полтора года службы в техническом экипаже подоспело и очередное воинское звание – капитан II ранга.
Ещё через два года он был назначен заместителем командира в основной экипаж атомной подводной лодки с восемью крылатыми ракетами.
Основное предназначение лодки заключалось в уничтожении морских и береговых целей. Частые выходы в море, сдача задач чередовались одна за другой.
На одном из выходов, при переходе из района учебно-боевых действий на базу произошла нештатная ситуация с возгоранием электрощита. Моряки знают, самое страшное бедствие, которое может случиться в море – это пожар. Быстрое обнаружение источника возгорания и грамотные, отработанные действия всего экипажа позволили ликвидировать пожар, не дав ему принять объёмный характер.
Расследование показало, что причиной возгорания стали действия молодого матроса, спрятавшего в электрощите значок, который при появлении крена лодки замкнул контакты.
По мере роста по карьерной лестнице рос и укреплялся авторитет капитана II ранга Виля Шайдуллина.
Наступил 1993 год, время тяжелое для страны. Тяжелое и для флота. Начались перебои в обеспечении флота топливом, финансовым довольствием и даже продовольствием. На первый план всплыла задача организации строжайшего контроля за расходованием всех ресурсов.
Складским хозяйством в частях и соединениях флота заведовал в основном мичманский состав. Некоторые недобросовестные представители этой категории порой допускали воровство, утаивание продуктов питания, вещевого имущества, продажу ГСМ.
Зная принципиальность и честность капитана II ранга Виля Шайдуллина коммунисты флотилии на партийной конференции рекомендовали его на пост председателя комитета народного контроля объединения. Обнаруженные продукты актировались и шли на дополнительное питание подводников.
В 1994 году Виль Шайдуллин был назначен на ещё более ответственную должность заместителя командира атомного подводного крейсера с 22 крылатыми ракетами. На флоте её называют грозой авианосцев за боевую мощь.
Завершая свой рассказ о нашем земляке, мне хотелось сказать, что флот – это особый вид Вооруженных Сил. Я бы даже подчеркнул особенный. Потому что только флот имеет в своём составе и пехоту, и авиацию, и десант, и береговые ракетно-артиллерийские войска в придачу к надводным кораблям и подводным лодкам.
Нет больше ни одного вида Вооруженных Сил, который бы решал столь разносторонние боевые задачи в мирное время и в условиях реальной войны, как Военно-морской флот.
Служебная биография нашего земляка свидетельствует, что он за 26 лет был непосредственно причастен к решению всесторонних задач практически всех родов сил Военно-морского флота. Решал их всегда успешно.
Выйдя на заслуженный отдых, в запас и отставку, Виль Нуруллович не утратил былой энергии. С 2006 года он является командиром кадетского класса, воспитывает юных патриотов, многие воспитанники на примере командиров выбрали офицерскую стезю. Виль Нуруллович, будучи уже депутатом горсовета, говорил мне, что необходимо увековечить имена земляков-участников Великой Отечественной войны в названиях улиц, в памятниках, информационных досках. С его активной помощью были поставлены памятники Ф. Хайруллину, землякам-участникам русско-японской войны, легендарному подводнику капитану III ранга А. Маринеско.

Закир НУРИАХМЕТОВ, капитан II ранга в отставке.

Автор:
Читайте нас в