Юлдаш. Вести
-11 °С
Облачно
75 лет Победы
Все новости
Культура
5 Июня 2019, 02:00

Озарение в ночь лунного затмения

Совсем недавно на суд дюртюлинского зрителя была вынесена постановка по драме Мустая Карима «В ночь лунного затмения». Пожалуй, это самое известное сценическое произведение народного поэта нашей республики. Оно ставилось именитыми режиссерами прославленных театров не только нашей страны, но и за рубежом. По трагедии снят фильм, написана опера. Знатоки искусства отмечают, что непревзойденную по мастерству и трактовке постановку осуществил народный артист России Рифкат Исрафилов.

Этим хочется подчеркнуть, насколько смелым был выбор местных артистов нашего муниципального театра, который, по сути, переживает младенческий возраст. Хотя, справедливости ради следует заметить, нынешние артисты являются правопреемниками районного народного театра имени Зуфара Султанова, слава которого известна во всей округе. То есть основа была и есть, собственно и сама труппа не претерпела особых изменений.

Уже после спектакля мы спросили режиссера, заслуженного работника культуры Республики Татарстан Азамата Гильманова, как коллектив отважился поставить столь сложное, философское произведение:

- В этом нет ничего удивительного. В нашем репертуаре лишь серьезные вещи. Даже те предыдущие постановки для детей имеют под собой глубокий смысл. А если учесть, что мы вполне успешно выступали на сценах Уфимского театра «Нур», Казанского театра имени Галиаскара Камала, а мы тогда «покусились» на самого Шекспира с его «Гамлетом», то нашу дерзость можно назвать оправданной.

Забегая вперёд, скажем: «В ночь лунного затмения» стала очередной удачей неугомонного, погруженного в творчество режиссера. Если его заслуга заключается в том, что ему удалось подобрать под каждого образа подходящего исполнителя, то сами артисты поразили выразительностью и искренностью игры. Они потом рассказывали, что так вживались в роли, что даже плакали не показушно, раздирались хохотом, убивались горем так, как будто они ощутили все напасти и радости на собственной, так сказать, шкуре. Правда, в первые минуты действие развивалось не так динамично.

Но затем, постепенно то, что творилось на сцене, какие реплики доносились, зритель все больше и больше втягивался в канву трагедии, сопереживал вместе с героями. А это означает лишь одно: цель достигнута! Зритель в какой-то момент стал ощущать себя не просто очевидцем происходящего на сцене, он хоть и мысленно стал осознавать себя участником событий более чем трехсотлетней давности.

До начала спектакля одна из бойких зрительниц спросила автора этих строк: о чем хоть пьеса-то? Сказал: о мракобесии! К сожалению, оказался прав лишь отчасти. Именно такое понимание оставили давние просмотры. Здесь сплелись в единый клубок несколько сюжетных линий: чистая любовь, правда и ложь, предательство и коварство, слепое преклонение обычаям и нравам, безумие умных и мудрость дурака, непокорность обстоятельствам и невежеству.

Образ властной, нежно любящей матери, житейски хваткой, но оказавшейся в тисках жестких канонов и норм той далекой эпохи Танкабики, сумела передать Альбина Маннанова. Оставаясь верной архаичным предрассудкам, эта женщина запоминается зрителю сильной, не сломленной, хотя она безусловно жертва своего времени. Танкабика ради спасения своего ырыу (племени) вынуждена подчиниться воле аксакалов.

Дюртюлинский зритель Айдара Каримова знает как задушевного певца. Однако увидев его на сцене в образе Диваны – роли сложной, многоплановой – приходишь к мысли: его актерское мастерство не знает границ. Нет, это не преувеличение. Умению Айдара перевоплощаться изумится даже самый взыскательный зритель. В некоторых постановках Дивана выставлялся как комический образ. Природой обделенный умом, Дивана мыслит аллегориями. Но за несуразными на первый взгляд фразами таится глубокая философия. Именно он первым предсказал грядущие беды роду – племени, он раскусил истинную суть Дэрвиша (Рафит Нурлыгаянов).

Дэрвиш – тот тип, который вносит раздрай в устоявшийся быт племени. Он – гвоздь драмы. Убери его – произведение рухнет, представления не будет. На первых порах он даже вызывает некоторую симпатию. Вроде бы толкует правильные вещи, а сам тонко и хитро плетёт сети, в которые незаурядный интриган заманивает соплеменников.

Непростая роль досталась Миляуше Ямалтдиновой. Шафак – это обнаженный нерв, все болевые узлы проходят через неё. Долгое ожидание мужа-сотника с мест боевых действий, известие о его гибели на поле брани, сватовство против её же воли и, наконец, козни со стороны все того же от-

вратительного Дэрвиша. Исполнительнице этой роли удалось передать все переживания своей героини очень убедительно и ярко.

Представление удалось! Таков вердикт зрителя. Иначе бы он не обрывал действо на сцене рукоплесканиями, иначе в конце не приветствовал бы зал артистов стоя, утопая в аплодисментах. Хочется о каждом исполнителе сказать много добрых слов. Это Ильнар Фархутдинов, Юлия Гареева, Газинур Мусифуллин, Лиана Баймуратова, Азат Гареев, Марсель Хусаинов и другие.

На успех постановка обречена и потому, что уместно подобраны фоновая музыка, шумовые эффекты, древние песни, свет. Весьма кстати создана соответствующая бутафория. На переднем плане с краю сцены разместилось причудливое дерево, вернее даже, ствол дерева. Одни его сучки невообразимой формы засохли, окаменели, часть других вроде бы даже обгорела – то ли молнией обожгло, то ли боевые действия оставили отметину. Оно практически лишено листьев. Только несколько зелёненьких отростков слабенько свидетельствуют о возможном возрождении самого дерева. Именно здесь, у корней этого дерева, происходят и признание в любви, и предательство, и шантаж, и раскаяние.

На заднем плане высится камень. На камне том высечено арабской вязью: «Душа вкусила смерть…»

Одна за другой с грохотом падают стойки юрты. Всё! Развязка! Конец пьесы – конец племени, оказавшегося в плену предрассудков!

ПОСЛЕСЛОВИЕ. На другой же день драму увидели жители Красноусольского, где заседало и авторитетное жюри. И зрители, и специалисты высоко оценили постановку. Труппу пригласили для участия в международном фестивале тюркоязычных театров «Туганлык». Наши артисты будут оспаривать лавры первенства с признанными театрами. Это уже о чём-то говорит…

На фото: в ожидании лунного затмения Танкабика (Альбина Маннанова) и Дэрвиш (Рафит Нурлыгаянов).